воскресенье, 6 ноября 2011 г.

Что ждет Игоря Додона?


                        Что ждет Игоря Додона

            Выход Игоря Додона, Зинаиды Гречаной и Вероники Абрамчук из ПКРМ основательно потряс наших политиков и политологов. Все стали задумываться, с какой целью был сделан этот шаг, и высказывать предположения, ориентацию которых нетрудно определить, если знать, к какой партии примыкает тот или иной деятель. Лупу по наивности обрадовался, рассчитывая, что теперь-то точно будет избран Президентом. Филат, в соответствии со своим гораздо более основательным характером, решил не спешить с высказываниями и подождать до переговоров с отделившейся группировкой, чтобы тогда окончательно определиться, что делать. Гимпу поступил наименее логично: сначала объявил, что ни при каких обстоятельствах не будет голосовать за Гречаную, поскольку она коммунистка. На другой день одумался и разъяснил, что так как теперь она не коммунистка, то переговоры исключать не следует. Самой предсказуемой, разумеется, была реакция ПКРМ. Ее деятели, как и ожидалось, заклеймили Додона «и примкнувших к нему» как предателя, высокомерного и двуличного человека, который всем обязан Воронину, но повел себя подло и предал своего бывшего шефа. С еще большим презрением они высказались о Гречаной, а личность Абрамчук вообще не была удостоена никакого внимания.
            Немало политологов также высказались на сей счет. Они полагали, что троица на определенных условиях либо проголосует за Лупу, либо потребует выдвинуть на пост Президента Гречаную. Нашлись и такие, которые уверяли, что это результат сговора Додона с Ворониным и Ткачуком, чтобы сыграть в независимость, одурачить АЕИ и привести в кресло Президента якобы нейтральную Гречаную, которая, по этому сценарию, будет исполнять приказы Воронина, остающегося как бы в тени.
            Мнений, как видим, много, и все они существенно различаются между собой. Мы полагаем, что здесь в действительности разыгрывается несколько другой сценарий, пожалуй, самый малоприятный для лидеров АЕИ. Дело в том, что за годы своего пребывания в политике (по крайней мере с момента, когда он стал министром экономики в 2006 г.), Игорь Додон успел зарекомендовать себя как человек амбициозный, настойчивый и довольно последовательный в своих устремлениях. Мы уже много лет наблюдаем за его деятельностью и полагаем, что ему уже давно было просто тесно в рамках ПКРМ. Несмотря на то, что ПКРМ в последние годы действительно либерализовалась и стала допускать различные дискуссии о перспективах своего развития, Додон там не мог найти себе места. Он, по-видимому, представлял себе, что эта партия недостаточно быстро реформируется на европейский лад, и считал, что, например, смена названия партии будет способствовать укреплению ее авторитета на Западе.
            Эта и ряд других предлагавшихся им в разное время реформ говорили о том, что он хочет видеть ПКРМ одной из еврокоммунистических партий, какими когда-то были Итальянская или Французская компартии. Однако Додон, как и деятели различных европейских организаций,  не учел одного обстоятельства: Молдова – не Франция и не Италия. Население нашей страны расколото, по большому счету, на две основные группировки (не по национальному признаку): за и против социально-экономических реформ в Молдове. Сторонники обеих группировок навешивают друг на друга самые невероятные ярлыки, обвиняют в пособничестве то России, то Румынии, то еще кому-то (что по крайней мере частично соответствует действительности). Обе эти группировки крайне враждебно относятся подчас друг к другу, каждая требует верности только своим принципам и идеям.  Одна из этих группировок, та, к которой и примкнул Додон (мы говорим не о ПКРМ, а о сотнях тысяч людей, которые не поддерживают ход экономических реформ в стране), свыкшаяся с мыслью, что из всех партий, представленных на политической арене Молдовы, только ПКРМ худо-бедно представляет их интересы, привыкла и к ее символике, и характерной жесткой манере Воронина высказывать свои мысли и ко многому другому. Поэтому отказ от символики, изменение названия партии привело бы просто к быстрому распаду ПКРМ и превращению ее в одну из маргинальных политических группировок, которых много в любой стране, и которые практически никогда ни на что не влияют.
Мы не станем гадать, преследовал ли Додон эту цель. Мы считаем необходимым подчеркнуть здесь совершенно другое. В силу отмеченных уже выше особенностей своего характера Додон в какой-то момент стал, вероятно, полагать, что он достоин более заметной роли, нежели просто вице-премьера или кандидата в примары. Не исключено, что он видел себя и в роли одного из главных советников Воронина, чтобы заменить собой Ткачука (такую мысль мы уже неоднократно встречали в Интернете). Со временем Додон понял, что заменить Ткачука не получится. Ткачук мыслит более масштабно, хотя, возможно, и более цинично, и предлагает именно политические советы. Додон же  сошел бы за хорошего экономического советника (насколько известно, серьезных разногласий Додона с ПКРМ по части экономики никогда не было). Но не более. А Додон хотел бы большего. Он сам хотел бы влиять на политические процессы, не завися от того или иного политического деятеля. Поэтому мы уже давно ждали выхода Додона из ПКРМ – этот шаг был неизбежен.
Теперь встает вопрос: что дальше делать Додону? Несомненно, что просто проголосовать за Лупу – это было бы слишком примитивно и позорно для него. Вероятно, поэтому он предупредил, что в случае, если не найдет общего языка с лидерами АЕИ, то будут  досрочные выборы. Но это, надо полагать, на крайний случай. А пока до этого не дошло, Додон хотел бы воспользоваться ситуацией. Он человек общительный, дипломатичный, легко находящий общий язык с разными политическими фракциями. Слепо исполнять приказы Лупу или Филата, вступив в одну из этих фракций, Додон явно не стал бы. Это бы ограничивало его еще больше, чем  в ПКРМ. Да и зачем, собственно, порвав с ПКРМ, вступать в другую партию, где войти в число приближенных к лидеру людей ему явно не светит. Но и повторять судьбу Годи, который существует со своей партией сам по себе, ни на что не влияя и ограничиваясь лишь критическими замечаниями в адрес того или иного политического лидера (а это все, что сегодня он может) Додон тем более не хочет.
  Поэтому мы вполне допускаем, что в планы Додона входит расколоть АЕИ с помощью своих предложений, которые он намерен выставить его лидерам. Затем, пользуясь разногласиями в Альянсе (а они возникнут в Альянсе вне зависимости от того, кто бы ни стал Президентом), постепенно собрать вокруг себя недовольных идеями своих лидеров депутатов от АЕИ и сформировать со временем собственную фракцию, которая бы держала бы в ежовых рукавицах лидеров Альянса и направляла бы их деятельность в нужном ему, Додону, направлении. В этом случае вероятен не только полный крах АЕИ, но и вообще полная «перезагрузка» всех основных партий молдавской политической арены. 

К сожалению для Додона, дальнейшие события показали, что он к такому развитию событий не готов (хотя свою парламентскую группу он действительно создал). Об этом говорит хотя бы такое обстоятельство, на которое практически никто из комментаторов, в том числе и политических, почему-то не обратил никакого внимания: муж Абрамчук, Валентин Крылов, нынешний лидер Соцпартии, возмутился слухами о том, что Додон скоро станет главой этого формирования и что эта партия куда-то там его выдвинет. Случайно ли? (кстати, до сих пор нет никаких сообщений, стал ли Додон даже рядовым ее членом). Это говорит о том, что еще вовсе не факт, что Додон ее когда-то возглавит. Поведение Крылова показывает, что он намерен бороться за свое место.
У Додона не получится создать свой проект, потому что этого не позволит обстановка в стране. Усилия АЕИ в течение 2 лет его нелепого и антигосударственного правления привели только к тому, что общество вновь стало радикализироваться. Об этом говорят повысившиеся рейтинги ПКРМ с одной стороны, и ЛП с другой. В этих условиях народ захочет увидеть политические силы, которые, при всех своих недостатках, имеют четкий, жесткий и бескомпромиссный политический курс. Такое, наряду с довольно строгой дисциплиной и организацией, а также сложившейся сильной сетью местных райкомов и первичек имеется на левом фланге только у ПКРМ. И хочет того Додон или нет, но в нынешних условиях он, как  хотя бы потенциальный лидер, обречен, даже если на какое-то время случайно залетит в Парламент.  Соцпартии в Европе не имеют никаких сколько-нибудь значительных связей с молдавскими социалистами, ни в какой мере не способны повлиять на обстановку в нашей стране, которая быстро обостряется. И в нынешней ситуации, и на многие годы вперед Крылову не светит ничего - даже с Додоном, хотя, повторим, попадание его в Парламент не исключается. Но и это теперь будет зависеть от того, устоит ли он под давлением Альянса, или нет. Если нет и он согласится на Лупу в качестве президента, его можно будет смело записать  в список политических покойников (не сейчас, так немного позже).
           
                        Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории,  политический аналитик

Комментариев нет:

Отправить комментарий